Первый в России Международный фестиваль косторезного искусства в Магадане

Сто лучших мастеров из разных регионов России, Китая, Финляндии, Казахстана, Вьетнама, Канады и Республики Корея привезли в столицу Колымы свои работы. Художники собрались, чтобы поделиться опытом и обсудить проблемы сохранения древнего ремесла.
Косторез из китайского Харбина Лил Фунхе демонстрирует свои работы. На этой подставке для ручек павлины, считающиеся в Китае символом счастья, а здесь драконы, символизирующие любящих супругов. Каждая работа, поясняет художник, имеет свое особое значение.

На первый в России международный фестиваль косторезного искусства в Магадан приехали художники-косторезы из разных стран мира. Они привезли около тысячи работ.
Рога лосей и оленей, моржовые клыки, кости мамонта. Из всего этого художники-косторезы создали настоящие произведения искусства. Причём работы мастеров из одного региона не похожи на другие.
Такой фестиваль, говорят художники – это как раз возможность оценить работы разных косторезных школ. Одна из самых знаменитых – чукотская уэленская школа. Она, поясняют мастера, сохранила древние традиции коренных народов Севера.

Виталий Манасбаев, косторез (Чукотка):

Магаданская школа – более сильная, она более европеизирована. Более такие работы, с академическим уклоном. Больше уклон идет на живопись, скульптуру рисунок. А у нас более самобытные: тундра, море.

Косторезы из Белоруссии – новаторы. Их работы в России знают немногие. Здесь, говорят художники, используется особая техника, позволяющая добиться удивительного портретного сходства.

Александр Корзун, косторез (Белоруссия):

Больше уколами, точками, а не порезами, царапинами. Больше точки. Чем больше количество точек, тем больше получается сходство портретное. Количество точек дает возможность ярче, красивее сделать работу.

В рамках фестиваля художники проведут мастер-классы, обменяются опытом и обсудят волнующую всех проблему: как сохранить косторезный промысел. В Магадане планируют такой фестиваль теперь проводить каждый год. Косторезное искусство должно стать символом региона – таким же, как сейчас золото или красная рыба.

Вверх