Бетонная набережная в Магадане: да или нет

Бетонная набережная в Магадане: да или нет. Этому посвятили общественные слушания в мэрии областного центра. Послушать о проекте, который был разработан еще в 2013-ом году Борисом Невретдиновым, и высказать свои замечания пришли больше пятидесяти человек.

Железобетонную громадину длиной в полтора километра и шириной 15 метров, судя по чертежам, хотят возвести в промежутке от смотровой площадки с памятником Высоцкому до границы торгового порта. Набережная предполагает работы по берегоукреплению территории, комплексное благоустройство, возведение причала для маломерных судов на 96 стояночных мест, строительство парковок и дорог, создание инфраструктуры для отдыха, ресторан на воде, аттракционы, прогулочные дорожки и многое другое. Стоимость в ценах ещё 2015-го года — чуть больше 8 миллиардов рублей. А с пересчетом на 2017-ый год, как сообщили на слушаниях, почти 10 миллиардов.

На слушаниях в мэрии Магадана присутствовали ученые, работники различных ведомств, члены общественных палат и организаций, просто неравнодушные магаданцы. Среди них был и научный сотрудник СВКНИИ Борис Важенин. Учёный изучает нагаевский берег уже 10 лет и установил, что берег уходит безвозвратно в среднем на 2 метра в год. Стеной из бетона, на взгляд Бориса Важенина, проблему не решить. Ученый также считает, что проект набережной абсолютно не учитывает природных особенностей Магадана. Борис Важенин сразу же привел в пример более дешевый опыт берегоукрепления.

Борис Важенин, научный сотрудник СВКНИИ, геоморфолог, кандидат геолого-минералогических наук:

Например, в Тель-Авиве для берегоукрепления расположили волноломы пунктирно, каждый из них отсыпали длиной 100-150 метров вдоль берега моря на удалении примерно 100-150 метров. И волноприбойная деятельность стала не размывать берег, а наоборот накапливать в тылу этих самых волноломов морские наносы – гальку, песок. И произошло приращение города Тель-Авива. Вместо того, чтобы он уменьшался. Вот тоже самое, самое простое, что можно сделать по берегоукреплению здесь. Отсыпать можно обычными самосвалами в малую воду. У нас вода отступает от берега в малую воду на 300 метров, а надо отсыпать, это надо рассчитать на каком удалении, 150-100 метров от коренного берега. И это будет гораздо эффективнее. А уже сам склон будет выполаживаться за счет размыва верхней части и отложения у подножия за счет обломочного материала, и его не будет уносить в море, как сейчас.

Против того, чтобы тратить огромные деньги на возведения такой набережной, выступил и член Общественной палаты Магаданской области Сергей Заплатин. Он отмечает, что срок строительства, согласно проекту, достаточно большой – 24 месяца на берегоукрепление и 29 месяцев на строительство самой набережной и причалов.

Сергей Заплатин, член Общественной палаты Магаданской области:

Этот проект стоит 8 миллиардов в ценах 2015 года. Строится это будет 5 лет, и это будут уже совсем другие миллиарды. Я считаю, что не стоит городу такие деньги тратить на проект создания помпезной набережной. Берегоукрепление. Да, эта часть проекта нужная, и, может быть, что-то из этого проекта войдет в новый проект, который будет воплощен именно в части берегоукрепления. А такая набережная городу не нужна.

Исполнительный директор общественной организации «Магаданский центр окружающей среды», а также член областной Общественной палаты Ольга Москвина подняла на слушаниях и еще один вопрос– проводилась ли экологическая экспертиза проекта. Как рассказала эколог, в 80-ых годах прошлого века недалеко от рыбного порта и инфекционной больницы, как раз там, где сейчас планируется берегоукрепление и набережная, фиксировали превышение радиоактивного излучения. В почве изотопы появились в результате работы завода по производству известняка, а также сбрасывания отходов другими предприятиями Магадана. Мы выехали на место вместе с Ольгой Москвиной и провели замеры бытовым дозиметром. В итоге 123 микрорентгена в час, при норме для Магадана 8-16 микрорентген.

Ольга Москвина, исполнительный директор общественной организации «Магаданский центр окружающей среды»:

Вообще пятна радиоактивные были обнаружены еще в 80-х годах при проведении аэрофотосъемки. Материалы об этом есть и в роспотребнадзоре, я думаю. Когда поступили вопросы от жителей Магадана, это было в 2002 году, мы узнали об этой проблеме и начали искать возможность как-то проверить эти сообщения. Были проведены работы с участием спецорганизаций (именно МЧС), в результате которых несколько участков были очищены и вывезены на захоронение. Грунт загрязненный. Но полностью очистить не удалось по нескольким причинам. Во-первых, вы видите, что здесь происходит с этим склоном, это горы мусора, которые навалены уже сверху, на точки загрязненные. Где-то больше можно определить, что есть загрязнение, где-то меньше. И проблема еще в том, что в некоторых местах, где больше открывали грунт, тем больше видели уровень загрязнения. Поэтому по ряду ситуаций пришли к выводу, что где-то лучше и не трогать. В процессе работ по изменению береговой структуры будет грунт, вероятнее всего, поднят более загрязненный, чем на поверхности находится. Могут выявиться участки с высоким уровнем загрязнения. Это может попасть и в стройматериалы, и в море. На самом деле это ненормальная ситуация, когда уровень радиации значительно превышает безопасный для человека.

По сути никто не против обустройства берега Охотского моря. Первые публичные дискуссии вокруг проекта набережной начались еще задолго до слушаний. В марте в своей колонке на портале Магадан-Медиа председатель Общественной палаты Яков Радченко также подробно рассмотрел этот вопрос. По его мнению, закатывать в бетон бухту Нагаева нет нужды. Отели, вилы и жилые дома прямо к морю не выходят. Сильного волнения в бухте Нагаева не бывает – это лучшее, самое спокойное место для стоянки судов во всём Охотском море.
Да и к тому же, по мнению Якова Радченко, бетон – это агрессивный урбанизм, который был в моде в середине 20-го века.

Яков Радченко, председатель Общественной палаты Магаданской области:

А сейчас, когда большинство жителей многих стран уже живут в городах, когда сформировались огромные мегаполисы, этот бетон поднадоел – в почете исконная природная среда: лес, пляж, песок. Если этой исконной среды нет, ее создают искусственно: разбивают парки, скверы, насыпают пляжи. И вот с точки зрения этих представлений, Магадан – просто красавчик.

Но Председатель Общественной палаты Колымы также считает, что без проекта работ по берегоукреплдению не обойтись.

Мэр Магадана Юрий Гришан на общественных слушаниях подчеркнул, что они носят несколько другой характер, чем обычно. А именно, хотят ли магаданцы видеть именно такой берег бухты Нагаева, нравится ли принятое проектировщиками решение вот такое или нет. В итоговом голосовании из чуть больше 50-ти присутствующих на слушаниях 46 человек проголосовали против проекта. По ходу слушаний мэр Магадана Юрий Гришан постоянно напоминал своим сотрудникам, чтобы все замечания по проекту были запротоколированы. Например, выступающие говорили, что берегоукрепление касается только двух третей всего восточного берега бухты Нагаева, а оставшаяся треть длиной 890 метров никак не охвачена этим проектом. В том числе и участок, где проходит дорога из морпорта. Этот участок вызывает большую озадаченность и у местной власти.

Юрий Гришан, мэр Магадана:

Участок берега в Магадане — поворот по Портовому шоссе в морской торговый порт, где идет разрушение берега, там достаточно интенсивно разрушается. Стоят там маячки, по 5-6 см за год мы теряем. Этим постоянно занимается министерство природных ресурсов. Потому что берегоукрепление — это вообще полномочия субъекта, министерства природных ресурсов. Берег это их. Дорогу и подпорную стенку должен делать муниципалитет, а берег укреплять должно минприроды. Там стоимость проектно-сметной документации — 1 миллион рублей. И около 300 миллионов рублей — это выполнение.

Пока, как видно, к проекту набережной возникает больше вопросов, чем ответов. Конструкция из бетона, по словам проектировщиков, прослужит около ста лет. Это если никто, ни одно звено, участвующее в строительстве, не нарушит технологию. До конца всё равно не известно, как поведет себя бетон в суровых колымских условиях. А кто же в итоге будет потом её обслуживать и реставрировать? При таком масштабе деньги на это нужны немалые, а толп туристов пеших и на яхтах в Магадане пока никто не видел, и предположить, что после строительства набережной они прибегут, тоже нельзя. В проекте также ни слова о том, что будут делать с затонувшими в прибрежной зоне судами. И, конечно, главное – за чей счет планируется строительство. Если за бюджетные средства, то как потом окупить такие многомиллиардные затраты городу при бюджете дефицитном? Пока эти вопросы остаются без ответа. Сейчас готовится резолюция с замечаниями, высказанными на общественных слушаниях, а что будет дальше – покажет время.

Поделиться:
Вверх