В Магадане открыли мемориальную доску писателю Альберту Мифтахутдинову

После окончания киевского факультета журналистики, в 1959-м, он приехал на Север. Здесь же состоялся и как литератор. Его рассказы, повести и очерки переведены на словацкий, чешский, болгарский, испанский, английский языки. Человек из поколения «шестидесятников» воспел в своем творчестве Колыму и Чукотку. Памятная доска появилась на проспекте Ленина, на доме номер 12, где жил писатель.

Сквозь неплотную ткань можно разглядеть лицо Альберта Мифтахутдинова. Или Альки Мифты – так называли его друзья. Журналист, писатель, путешественник, оставивший глубокий след в северной литературе.

Юрий Гришан, мэр Магадана:

Колыма всегда была самой читающей территорией в Советском Союзе. И самой пишущей территорией.

Мифтахутдинов отдал Северу 32 года жизни, исколесил всю Колыму и Чукотку. Подпитывался книгами Лондона, Хемингуэя, Моуэта, Ремарка. Суровая земля на страницах его книг – завораживающая страна. Он писал очерки и рассказы о мужественных геологах, рыбаках, оленеводах, золотодобытчиках. Романтично, талантливо, душевно.

Альберт Мифтахутдинов со своего портрета будет смотреть на писателя, Олега Куваева. Вон туда. В доме напротив, там, где раньше был книжный магазин «Знание», тоже висит мемориальная доска еще одному человеку, прославившему Север.

Мифтахутдинов и Куваев, несмотря на разные подходы к литературе, очень дружили. И были ориентиром для начинающих писателей.
Суперменство куваевское, такой суровый человек, играющий желваками. А что у него в душе? А мучает ли его что? Он хочет глубже копнуть человека. Нет, надо уходить от «куваевщины».

Виталий Шенталинский, поэт, прозаик, журналист, общественный деятель:

Но Куваев Олег, мы с ним потом встречались в Москве, говорил, только не заразись «мифтахутдиновщиной». А что такое была «мифтахутдиновщина? Это была лиричность, душевность. На самом деле они оба были хороши вот в этой полярности.

Они давали два подхода к жизни человека на Севере.
После смерти писателя, в 91-м, его имя оказалось в тени литературного олимпа. Но спустя четверть века – снова интерес к творчеству.

Наталья Мифтахутдинова, дочь писателя, главный редактор газеты «Вечерний Магадан»:

Наконец-то мы это сделали. И нашлись люди, кто поддержал, кто искренне поддержал. Не ради пиара. Спасибо этим людям. Я очень безумно волнуюсь.

Желание увековечить память о литераторе появилось у семьи писателя. Три года прошло от идеи до воплощения. Проект профинансировал меценат, депутат областной Думы Эдуард Козлов. На открытие мемориальной доски к дому, где жил писатель почти 10 лет, пришли семья, друзья и ценители творчества Мифтахутдинова.

У мемориальной доски, сразу же после открытия, появились живые цветы. В память о последнем романтике ушедшей эпохи.

Анастасия Якубек

Вверх