«Маске Скорби» вернут первоначальный вид

Об этом на встрече с магаданцами заявил архитектор монумента Камиль Козаев. Также он в деталях рассказал историю её создания.

Эрнст Неизвестный, автор монумента «Маска Скорби» (запись на выставке Э. Неизвестного в Москве, 1996 год):
Я верю в народ, но не меньше я верю в одного сумасшедшего из народа. Потому что без одного сумасшедшего ничего не происходит. Мне повезло, что я нашел этого сумасшедшего, который сдружился с другим сумасшедшим, со мной.

Так скульптор Эрнст Неизвестный говорил про себя и архитектора Камиля Козаева, когда они решили создать монумент Макса Скорби в непростые 90-е годы. Изначально на строительство нужно было 13 с половиной миллиардов рублей. В итоге цену снизили втрое. Об этом спустя много лет на встрече в Магадане рассказал архитектор Камиль Козаев.

Камиль Козаев, архитектор монумента «Маска Скорби»:

У меня было всё в граните. Гранитные ступени, гранитные подпорные стенки, гранитный сам. Я убрал этот гранит и сделали бетон. Гранит очень такое материалоёмкое, энергоёмкое.

Идея создания монумента появилась еще в 1954 году. Как говорил сам Эрнст Неизвестный – это памятник Утопическому сознанию. Скульптор хотел поставить такие памятники в Магадане, Воркуте и Екатеринбурге. Сделать своего рода треугольник скорби. Но реализовалась идея только у нас. В 90-е началась работа по проектированию Маски. 6 лет, по словам Камиля Козаева, длилась бюрократическая волокита. В итоге в 1995-ом началось строительство. Его проводили практически вручную. Сам Эрнст приезжал в Магадан из Нью-Йорка 3 раза и принимал участие в лепке лиц Маски. И 12 июня 1996 года монумент открыли. Такое мрачное и в то же время умиротворяющее настроение работ Эрнста Неизвестного неслучайно. В конце Великой Отечественной войны скульптор был тяжело ранен в Австрии. Его даже объявили мёртвым и посмертно наградили орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».

Эрнст Неизвестный, автор монумента «Маска Скорби» (архивная запись):

В принципе, любое религиозное сознание, которое заставляет людей думать о смерти – это не пессимистическое сознание, это оптимистическое сознание. Почему? Потому что оно создает жизненную ситуацию, в повседневности ты думаешь о смерти, как масштаб, ты ощущаешь жизнь более остро и более правильно.

Сейчас Маска Скорби выглядит совсем не так, как задумывал автор. В 2015-ом, чтобы защитить монумент от влаги и коррозии, его покрыли серой краской с таким синим оттенком. В результате чего поверхность стала абсолютно гладкой. Чтобы узнать, что это за материал и как дальше действовать, Камиль Козаев отправил образцы в Москву. Но уже предложил вариант возвращения Маске естественного вида. Предлагается покрыть ее слоем гранитной штукатурки.

Кто решил именно так привести в порядок «Маску» и – главное, зачем? Это были главные вопросы на встрече с архитектором Камилем Козаевым. Как стало известно, монумент давно нуждался в ремонте. Все швы со временем разрушились. Отремонтировать за свои средства предложила одна из строительных фирм.

Камиль Козаева, архитектор монумента «Маска Скорби»:

Сама Маска, это было, когда закончил Маску, сдали, акт госкомиссии подписывали, я написал, что необходимо сделать гидроизоляцию. Я знал, что влага будет впитываться и надо гидроизоляцию бесцветную, чтоб бетон остался. 20 лет ничего не делали. Акт госкомиссии здесь был.

В Магадане Камиль Козаев проведет ряд встреч и даст свои рекомендации по возвращению Маске Скорби ее естественного вида. Как говорит сам архитектор, по задумке монумент будто вырвался из-под земли и всё же остается ее частью.

Вверх